Впечатления от впечатлений. Поиск ускользающей красоты
ЕКАТЕРИНА ТОКАРЕВА
Раз, два, три, четыре… Говорят, картины импрессионистов лучше смотреть с некоторого расстояния. Я делаю еще шаг назад … Стена выставочного зала. Между мной и холстом оказываются несколько жадно фотографирующих и снующих взад-вперед туристов. К моей радости, они быстро догадываются, что отстали от экскурсионной группы, и моему свиданию с Моне больше никто не мешает. И вот, разрывая легкую, почти метафизическую дымку, с южного побережья Франции до меня долетают морские брызги. Ощущаю дыхание волн. Немного учащенное. Вдох-выдох. Облака остаются неподвижными, с землей их связывает лишь отстраненно-величественная мелодия, когда-то удачно записанная в нотных тетрадях импрессиониста Дебюсси.
«Я вдыхаю девственную чистоту Вселенной».
Сезанн
Пять, шесть, семь… На этот раз шагаю вправо от полотна Моне: волны Маннепорта схлынули, передо мной «Сент-Виктуар» Сезанна. «Цвет — это точка, где мы соприкасаемся со вселенной», – сквозь пару разделяющих нас столетий напоминает мне живописец. Я послушно вглядываюсь в цвета: карминно-красные, неприметно-сизые или оранжевые, как корочка перезревшего апельсина; они – это диалектически единая основа мира на холсте. Мира, в котором время словно ненадолго остановилось, село отдохнуть, утомленное полуденной жарой. Я и Сезанн существуем только в настоящем. Только в настоящем существует блистательно построенная перспектива, новаторски переданный мастером объем зданий. Эхо «сезанновского» момента еще долго будет блуждать в горах, пока эти звуки не услышат и не подхватят кубисты.