История в истории
Странное произведение
- Сорок лет прошло с того ужасного момента… Который, почти погубил все человечество… все из-за этих…этих…- вздох, означающий сожаление. Слов нет, чтобы сказать…-опять вздох…И не нарушить закон номер сто три.

- Ничего, дедушка – сказал мальчик, сидевший рядом с койкой человека, который в данный момент тяжело дышал. Понимаю, произнес он, и продолжил говорить шепотом - Я понял про кого ты. Летом прочел об этом событие уйму книг. И тут на его лице появилась улыбка, которая не спадала до окончания разговора…

Дедушка, посмотрел ему прямо в глаза и произнес – Но как? Эта информация запрещена законом. Ты… не должен нарушать законы… а то… а то…

-Тихо, тихо, давай так - произнес мальчик. И минуты через две, после того, как он сделал два глотка какой-то жидкости. Начал заново. – Давай так, ты говоришь, то что мне надо, а я просто посижу и послушаю. Взяв, стульчик мальчик подошел к дедушке, и усмехнувшись сел. Но вдруг он отдернул пальто. И дедушка, посмотрев на него, произнес, что-то невнятное. Зато последняя фраза была отчетлива слышна на весь кабинет. И звучала она так -Только учти, если кто узнает, о том, что мы невежды, посмели нарушить закон сто три, тем самым… Вдруг, послышался щелчок. И дедушка начал свою историю.

Как ты сам знаешь, по своим книгам… Было два, условных мира. Один, интеллигенции, высших слоев общества, которые построили свое государство, изучая миллионы книг, а также учась на ошибках предков. Это был идеальный мир. Люди жили в гармонии не только друг с другом, но и с природой.
Аккуратные домики уживались с лугами, зеленой, и одинаковой, во всем травы, по которой ходил домашний скот… Люди не трогали и не убивали друзей наших меньших, наши технологии давно позволяли синтезировать мясо, а хищники ни на кого не на подали, так как человек кормил и ухаживал за ними, хотя животные были свободны… И ни ограничивались не в чем… Горы были небольшого размера, но в них врезался свежий, прохладный ветерок… Который так же задевал деревья, и от этого покачивания растений и листвы, создавалась симфония умиротворения…

А все по тому, что все были равны, и у каждого было свое предназначение, которое определялось уникальностью и характеристикой человека. Не было ни денег, ни армии, ни войн, никаких отличий. Люди не тратили свое время на безделье и баловство. А делали только то, что нужно. Обучались в пятнадцати ступенчатый школе, а далее делали только то, что требовалось в графике. Первые четыре ступени общие. Когда дети достигали возраста трех лет. Их отправляли на первую, где они учились писать и читать. На второй ступени изучают книги с легким сюжетом и обучаются игре в шахматы, шашки. На третьей ступени, когда им наступает шесть лет (все празднуют свое день рождение в один день, для того чтобы не выделяться) им читают лекции лекторов и учителей, которые прославились на весь мир в прошлом. А также детей начинают учить брать ответственность и вину на себя. На четвертой преподают этикет и манеру поведения в обществе…

Дедушка замолчал, взял жидкость, открутил крышечку, и сделав глоток, посмотрел на мальчика. Послышался щелчок. И мальчик аккуратно встал со стула. И довольно таки спокойно произнес. – Кто настолько глух, что даже от другого не хочет услышать правды, тот безнадежен. Так вот я не глух и не туп. Как ты думаешь, я прекрасно знаю всю школьную систему. Мне нужна история, и факты про нее, о которых не узнаешь из обычных книг. Стоп, стоп, погоди, я перегибаю палку…

- Щелк…

- Давай так, вы закрываете эту тему про интеллигенцию и вот это все. И говорите о тех, кто пострадал в войне!

- Вы глупы, не потому что мало знаете, а потому что не хотите услышать того, что вам неинтересно…

-Довольно! – крикнул мальчик. Вдох, выдох, вдох, выдох… Повторял он. Вдох… Фух! И с улыбкой посмотрело на дедушку, который, все принимал со спокойной душой. И никак не изменялся в лице.

– Я продолжу, если вы не против. Раз вам неинтересно слушать про высших людей, кто сотворил все это… то давайте поговорим о тех, кто это все разрушил…

- Щелк…

Существовал и другой мир, мир тех, кто не желал жить в равенстве, а хотел все больше и больше… Их называли низшими слоями общества… Или же двигателем дигресса… Они жили в хаусе, разрухе. Верхи всегда удивлялись этому. А именно тому, как они не могли построить государство. Ведь они жили не большой группой людей единомышленников, а маленькими бандами. Они называли это бандионой. А главу - якорьком. Бандиона состояла из семи или восьми человек: Якорька, хранителей награбленного (обычно два или три человека), грабителей чужого богатства - три человека, "калькулятор" был один. Этим странным образом называли человека, который вел счет. Но все это было условным, эти люди не могли организовать и настолько простую структуру.

Самое ужасное, они убивали, крушили все на своем пути. То соперничество спустило их по ступени развития. А именно вернуло к первобытному строю. Но если тогда, в далекие времена, наши предки боялись природу, и то что с ней связанно. То эти люди наоборот ставили себя выше того, кто дает нам жизнь. Того, кто терпит нас и пытается спасти от нас самих же. Они не учитывали это. Именно поэтому прекрасные озера с зеленой травкой превратились в густое и мерзкое болото с илом. Леса и луга стали пустынями. А прохладный ветерок стал обжигать, как солнце в самый жаркий день лета.

Интеллигенция следила за тем, что происходит снизу. Они хотели помочь им. Поставить на путь истины. Именно поэтому родился план, который обсуждали и дорабатывали молодые умы не одно поколение. Они были лучшие в своем деле. В их рядах был я… Честно, прошу простить за мой простой слог, но не знаю я, как и почему выбрали меня. Так много времени прошло, а я до сих пор не понимаю, почему я? Этот вопрос задавал, задаю и буду задавать себе всю оставшуюся жизнь.

- Ты не отвлекайся, мой дорогой и милый друг. Продолжай, продолжай, тут он опять поправил пальто и улыбнулся старичку. Мне так нравится, тебя слушать, мой ключик…

Дедушка вздохнул, хлебнул жидкости, которая медленно полилась ему прямо в рот. Его рука тряслась, то ли от страха, то ли от грусти и печали. Ведь он вспоминает то, что давно прошло, но оставило рану в его сердце, которая так и не зажила.

- Щелк…

- Давай так, вы закрываете эту тему про интеллигенцию и вот это все. И говорите о тех, кто пострадал в войне!

- Вы глупы, не потому что мало знаете, а потому что не хотите услышать того, что вам неинтересно…

-Довольно! – крикнул мальчик. Вдох, выдох, вдох, выдох… Повторял он. Вдох… Фух! И с улыбкой посмотрело на дедушку, который, все принимал со спокойной душой. И никак не изменялся в лице.

– Я продолжу, если вы не против. Раз вам неинтересно слушать про высших людей, кто сотворил все это… то давайте поговорим о тех, кто это все разрушил…

- Щелк…

Существовал и другой мир, мир тех, кто не желал жить в равенстве, а хотел все больше и больше… Их называли низшими слоями общества… Или же двигателем дигресса… Они жили в хаусе, разрухе. Верхи всегда удивлялись этому. А именно тому, как они не могли построить государство. Ведь они жили не большой группой людей единомышленников, а маленькими бандами. Они называли это бандионой. А главу - якорьком. Бандиона состояла из семи или восьми человек: Якорька, хранителей награбленного (обычно два или три человека), грабителей чужого богатства - три человека, "калькулятор" был один. Этим странным образом называли человека, который вел счет. Но все это было условным, эти люди не могли организовать и настолько простую структуру.

Самое ужасное, они убивали, крушили все на своем пути. То соперничество спустило их по ступени развития. А именно вернуло к первобытному строю. Но если тогда, в далекие времена, наши предки боялись природу, и то что с ней связанно. То эти люди наоборот ставили себя выше того, кто дает нам жизнь. Того, кто терпит нас и пытается спасти от нас самих же. Они не учитывали это. Именно поэтому прекрасные озера с зеленой травкой превратились в густое и мерзкое болото с илом. Леса и луга стали пустынями. А прохладный ветерок стал обжигать, как солнце в самый жаркий день лета.

Интеллигенция следила за тем, что происходит снизу. Они хотели помочь им. Поставить на путь истины. Именно поэтому родился план, который обсуждали и дорабатывали молодые умы не одно поколение. Они были лучшие в своем деле. В их рядах был я… Честно, прошу простить за мой простой слог, но не знаю я, как и почему выбрали меня. Так много времени прошло, а я до сих пор не понимаю, почему я? Этот вопрос задавал, задаю и буду задавать себе всю оставшуюся жизнь.

- Ты не отвлекайся, мой дорогой и милый друг. Продолжай, продолжай, тут он опять поправил пальто и улыбнулся старичку. Мне так нравится, тебя слушать, мой ключик…

Дедушка вздохнул, хлебнул жидкости, которая медленно полилась ему прямо в рот. Его рука тряслась, то ли от страха, то ли от грусти и печали. Ведь он вспоминает то, что давно прошло, но оставило рану в его сердце, которая так и не зажила.