Шачкина С.
Тихая гавань
Fotoload.ru
«Девушка, девушка, купите газету», — доносилось откуда-то снизу.
Эллен давно привыкла к попрошайкам, цыганам и воришкам, ведь утренняя ярмарка в Лиссе притягивала всех. Бэнбери стрит, уютная улочка, каждое воскресенье становилась своеобразным фестивалем, превращая провинцию в пестрое месиво. Яркие палатки, дивные товары и гул иностранных наречий придавали морскому городку особый шарм.
Лисс ничем не отличался от других портовых городов. Полный сплетен, интрижек и мимолетных историй, он жил, тем не менее, отдельно от всего острова. Горожане не интересовались политикой, модой и лишь изредка, нарушая ровный ход будней, устраивали мелкие ярмарки.

Народу на базаре становилось все больше, но Эллен не обращала на это внимания. Обычно представители элиты не ходили на такие мероприятия, но девушке по-своему нравилась эта суета. Лисс оживал: все спешили и неистово толкались, сшибая друг друга с ног.

Archive.ru
«Прошу прощения!» — аристократка упала на землю, почувствовав внезапный удар в спину.
Она не успела накричать на неожиданно возникшую незнакомку, потому что та скрылась из виду, и только пышная кудрявая макушка мелькала в конце улицы.

Содержимое карманов Эллен вмиг очутилось у плутовки в рукаве. Мелани перешла на бег и, обогнув базарные лавки, остановилась возле дряхлого трактира «Ощипанная курочка».

Smallbay.ru
Воровство всегда было известным ремеслом в городе. В порт стекались отбросы общества: второсортные моряки, эмигранты, сироты. Поэтому добропорядочные жители Лисса постоянно старались держать ухо востро, а кошельки за пазухой.

«Курочка» была одним из популярнейших заведений среди морского сброда. Обшарпанные стены, вонючие стойки, сомнительный персонал – все для любителей «оторваться» перед отплытием. В таверну стекались мелкие шайк
и разбойников, контрабандисты, матросы. Сегодня из «Курочки» привычно доносились восклицания, пьяные песни и цоканье пивных кружек.
В трактире Мелани выделялась на фоне хмельной толпы. Даже замызганная одежда и растрепанные волосы не могли скрыть ее ястребиного взгляда и царских кудрей. Мэл держалась стойко и так дерзко, что никто из пьяниц не смел и на метр подойти к этому хрупкому цветку.

«Спорим, никто из вас не сможет отгадать нужную карту?» — больше всего девушка любила подстрекать их.

Мэл всегда привлекала внимание. Она умела это делать. Яркая внешность, задиристый характер, острый ум. Шоколадные глаза с чертовскими искорками. Темноволосая притягивала публику. Конечно, когда сама того хотела.

«Что ты тут забыла?» — старательно разделяя слова, выдавил один из пиратов.

«Спорим, дорогой, тебе слабо найти даму? Задачка, как дважды два, а тебе, олуху, она точно не по зубам», — девушка знала, открытый конфликт – красная тряпка для невменяемых задир.

Каждый раз артистка действовала по одной и той же схеме. Отыскать жертву не составляло никакого труда. Сразу же после «выбора» вокруг собирались толпы зевак. Ажиотаж был ей на руку. Мелани занимала ближайший стол и начинала свое небольшое представление.
«Твоя задача проста. Внимательно следи за тем, что я делаю», — шаблонная фраза, которую фокусница, тем не менее, каждый раз произносила с магическими нотками в голосе.
Gulmor.blogspot.com
По щелчку у нее в руках появлялась обычная колода карт.

«Три карты: семерка, семерка, дама. Просто следи за ней . Способа заработать проще и не найти».

Карты, словно бабочки, летали в руках фокусницы. Эффектные флориши приковывали взгляды. Колода казалась ручным зверьком девушки.

«Что же, что же, где дама, голубчик, а?» — весь трактир следил за этим шоу и был уверен, как и сегодняшний «голубчик» Лектор, что дама червей слева.

«Хм, жаль, право жаль. Тебе стоит быть внимательней. Следи за дамой», — интриганка подразнила его картой, загадочным образом оказавшейся в центре.





Во время фокусов Мэл расцветала. Ей нравилось чувствовать заинтересованность, восхищение зрителей, собственное превосходство. Кардистри – вид искусства, в котором девушка могла в полной мере проявить себя.

Ловкачка еще несколько раз провернула этот трюк под гогот публики и сокрушительные вопли Лектора, и когда почувствовала, что буря нарастает, быстро растворилась в толпе и направилась к выходу. Ей всегда удавалось ускользнуть от преследования.

В последний момент кудрявая оглянулась и увидела мужчину, единственного, кто не участвовал во всем балагане. Мистера Бэка. Он сидел в тени и в одиночестве опустошал стакан дешевого вина. Человек, чья трагическая история разнеслась по всему Лиссу. Когда моряк встретился с авантюристкой взглядом, та беззвучно сглотнула, чувствуя, как червячок сомнения разъедает сердце. Она молниеносно выбежала из трактира.




Флориши
Зрелищные манипуляции с картами, которые служат для отвлечения внимания
Кардистри
Вид искусства, который заключается в артистичном манипулировании игральными картами
Как ей хотелось смыть всю эту грязь! Ужасную одежду, низкие споры, вызывающие тошноту речи. Девушка не замечала непрошеных слез, давно ставших привычными. Она забежала на чердак по пожарной лестнице, сорвала отвратительную повязку и сменила живописные лохмотья на мешковатые штаны и футболку. Затем беззвучно спустилась в зал и приютилась в маленьком кресле.

Goodfon.ru
Мэл любила прятаться среди книг. Вымышленный мир лучше настоящего, она уверена. Девушка не знала, побег ли это от реальности или способ залечить сердце, такой же простой, как пилюли, которыми мистер Хэйл торговал в своей захолустной аптеке. Книг в городе катастрофически не хватало, но ее это не останавливало: Мелани начинала читать по третьему и четвертому кругу.

«Опять ты здесь, дорогая?» — вздохнул вошедший в зал пожилой мужчина. В Лиссе была всего одна библиотека, которая принадлежала местному священнику. Мелани часто приходила сюда, надеясь, что он не замечает ее, пряталась среди стеллажей и исчезала в другом, лучшем мире.

«М-м… нет, я уже ухожу. Извините, отец Иоанн, просто хотела немного почитать. Да, думаю, мне давно пора домой».
«Мы же оба прекрасно знаем, что это неправда», — спокойно продолжал он. Единственный человек, который видел ее насквозь. Девушка слишком вымоталась, чтобы оправдываться, поэтому лишь молча уставилась в стену.

Маска была сброшена. В кресле сидел сломленный подросток, который запутался в жизни и теперь не может найти выход.
«Нет, нет, нет, нет!»
Ей снова и снова снится этот кошмар. Девочка не может свыкнуться с мыслью, что могла помочь, сделать хоть что-то, пока «Капелла» горела: помочь тушить, позвать на помощь или, в конце концов, закричать. Но время застыло. Она разучилась дышать, рассматривая ужас, который запомнила в мельчайших деталях. Безумная вонь, кроваво-красное небо и крики женщин. Нет, жители Лисса не пострадали, но, словно прокручивая пластинку, несчастная каждую ночь видела мертвенно бледное лицо Мистера Бэка, который вмиг лишился всего. Бриг уничтожен полностью.

Девушка не знала, сколько проспала, но по отекшему лицу и боли в шее можно было предположить, что пару дней. Мэл вышла на свежий воздух и начала слоняться без дела. Но все дороги в Лиссе приводят сюда, к пирсу.

Пирс – душа Лисса. Место встреч и расставаний, надежд и разочарований, счастья и неудач. Мелани каждый день бывает здесь. Иногда она, размышляя, прогуливается по берегу, иногда, спеша, срезает дорогу.

В тот день девочка, стараясь подзаработать на каникулах, доставляла заказ. Курьерам выдавали небольшие деревянные тележки, поэтому Лисс пестрил ими. На тележках перевозили все: от продуктов до стройматериалов.

Мэл катила канистры с керосином. Она неимоверно опаздывала, задержавшись у витрины книжной лавки, поэтому сейчас в спешке неслась по пирсу. Девочка всегда была проворной и аккуратной, но в этот раз выстрелы на берегу сильно взбудоражили ее. С испугу Мелан
и споткнулась и опрокинула содержимое тележки. Канистры покатились, одна перевалилась за невысокое ограждение и упала на палубу брига под названием «Капелла». Жидкость молниеносно растеклась по палубе.
Goodfon.ru
Пирс – душа Лисса. Место встреч и расставаний, надежд и разочарований, счастья и неудач. Мелани каждый день бывает здесь. Иногда она, размышляя, прогуливается по берегу, иногда, спеша, срезает дорогу.

В тот день девочка, стараясь подзаработать на каникулах, доставляла заказ. Курьерам выдавали небольшие деревянные тележки, поэтому Лисс пестрил ими. На тележках перевозили все: от продуктов до стройматериалов.


Мэл катила канистры с керосином. Она неимоверно опаздывала, задержавшись у витрины книжной лавки, поэтому сейчас в спешке неслась по пирсу. Девочка всегда была проворной и аккуратной, но в этот раз выстрелы на берегу сильно взбудоражили ее. С испугу Мелани споткнулась и опрокинула содержимое тележки. Канистры покатились, одна перевалилась за невысокое ограждение и упала на палубу брига под названием «Капелла». Жидкость молниеносно растеклась по палубе.

«Кто здесь?» — заревели из трюма.
Словно в замедленной съемке, Мелани видит, как нетрезвый матрос, размахивающий зажженной сигаретой, неуклюже выползает на палубу. Одетый в заляпанную робу бородач еле держится на ногах. Девочка хочет объясниться, исправить свою ошибку, предупредить, но не успевает крикнуть. Окурок падает, и судно тут же воспламеняется.
«Нет!»
Мэл очередной раз растворяется в своем кошмаре.
Сколько раз в жизни мы ошибаемся? Идем по другой дороге, подбираем отвратительные слова, игнорируем важные мелочи?
Вся жизнь человека, как определила Мелани, – череда неправильных поступков, которая складывается, как любят говорить взрослые, в «жизненный опыт».

Денег удалось собрать совсем немного, но девочка испробовала все способы заработка в городе. Она надеялась: в этот раз поступает правильно.

Странница размышляла, погруженная в свои мысли, до тех пор, пока не начала улавливать звуки моря: резвое пение чаек, игривые удары волн и нетипичный стук, который и вывел ее из раздумий.
«Что это?»
Selflery.com: user 109756
На воде стоял незнакомый кэт , на котором шумно возился человек: Мелани узнала Мистера Бэка. На ватных ногах она добрела до судна и прочитала сияющую табличку: «Капелла».
Сейчас он привязывал кранцы к борту. Капитан выглядел счастливым. Кэт, конечно, несравним с бригом, но кажется вполне уютным.

Девчонка не сдержалась и в порыве эмоций обняла его.
«Извините, я не понимаю, что на меня нашло, — она блуждала взглядом по шпангоутам, стыдясь поднять глаза выше. — Я так рада вашему приобретению! Надеюсь, дела налаживаются?» — у девушки начали потеть ладони.

Шпангоуты
Ребра жесткости, придающие судну поперечную прочность.
Кранцы
Резинотканевые баллоны, которые защищают борт от механических повреждений.
Кэт
Малое судно с одним косым парусом.
Капитан вздохнул: «Тише едешь — дальше будешь, как говорится. Пока порыбачу на этой малышке, а позже, когда накоплю денег, куплю бриг. Тяжеловато, но, да, все налаживается. Право, не знаю, что я делал бы без тех подарков… — он осекся, но продолжил, — да, это настоящее чудо, и ты можешь не поверить мне, милая, но один незнакомец помог мне выкупить это судно. Я периодически получал от тайного друга записки, к которым прилагалась значительная сумма. Не представляю, когда бы я приобрел кэт в ином случае».

«Да… да… это правда, очень здорово, здорово…» — фокусница завораживала действиями своих зрителей, а теперь и сама впервые оказалась будто под властью гипноза.
Не помня как, она вернулась на берег. Девочка была в полуобмороке от радости, переполнявшей ее. Мэл поняла: все закончилось. Закончилось внезапно, но уже наверняка. Она пыталась унять дрожь в руках, глядя на нежно-розовую морскую гладь. Все-таки самое прекрасное время дня – мягкий закат.
Несколько стройных судов выстроились в ряд, паруса спущены, кэты напоминали отдыхающих гончих. Последние солнечные лучики играли с морскими волнами в догонялки, а дельфины выступали в соревновании опытными судьями. Тончайший плеск воды и мелодия игры на камушках…

Я никогда не слышала таких звуков – отражения полнейшего умиротворения.

«Группа 1А, не задерживаемся», — крик экскурсовода разрезал тишину зала.
«Настоятельно попрошу не задерживаться!» — рявкнула она.
Да, «Тихую гавань» Юшкевича можно рассматривать часами. Но в галерее еще много картин, которые мне надо увидеть.
Вёрстка: Уколова Татьяна
Made on
Tilda